4 апр. 2013 г.

Рецензия на выставку «Документ или образ, или когда фотожурналистика становится искусством».

Добро пожаловать, когнитивный диссонанс или кураторство наспех.

 

















Выставки документальной, пресс фотографии, фотожурналистики всегда во мне вызывают интерес. Хотя бы потому, что проводится таких выставок в Беларуси немного. А когда ко всему этому приплетают и искусство – стараюсь быть просто обязательно. Так случилось и в этот раз. Громкий пресс релиз, такое же название, новые и знакомые фамилии авторов. Итак, в центре внимания выставка - «Документ или образ, или когда фотожурналистика становится искусством» (далее – «Документ и образ…»). 
  
Как передвигаться по выставке…
Итак, 18.30, я в галерее Савицкого. Не получилось попасть в день открытия, но так даже лучше. В зале только я и женщина, которая присматривает за экспозицией, да и за мной. Только вот с самого начала она сообщает на мой запрос о том, что почитать о выставке – что ничего то и нет. Никакой информации. Т.е. – в зале более 200 фотографий, а об их существовании говорит только большой плакат на входе с перечисленными авторами выставки и превьюшными фотографиями.
Галерея Савицкого – большое помещение. Экспозиционный зал состоит из нескольких частей, можно сказать, даже разделён на два зала, которые в свою очередь поделены разными перегородками. Помещение само по себе располагает к тому, чтобы столь большую экспозицию разделить на несколько частей. А разделить бы её следовало, так как область фотографии – фотожурналистика – это единственное, что объединяет снимки под крышей галереи.
  
Как появилась выставка…
В это время как раз проходил Минский фестиваль фотографии. Состоялся он благодаря тому, что три года назад написали заявку на грант для помощи и развития фотографии стран Восточного партнёрства. И заявка была удовлетворена. Получился проект ЕС для поддержки и развития фотографии с очень незатейливым названием «Внимание, улыбочку…» 21-22 марта должны были собраться представители различных фотоучреждений из этих стран (Грузия, Азербайджан, Украина, Беларусь, Молдова, Армении) на конференцию.  Выставка «Документ и образ…» была как раз приурочена к этому мероприятию. Организатор и по совместительству куратор выставки - Сергей Плыткевич сказал, что именно на эту выставку не было выделено никакого финансирования, так как грант писался под другие конкретные цели - образование, конференции. Данная же выставка - просто удачная возможность показать, что происходит и в белорусской фотожурналистике. Можно предположить, что выставка – спонтанная идея. Но эта идея сыграла злую шутку с организаторами.
Войдя в зал свеженькой галереи Савицкого и не обнаружив там ни аннотации, ни биографий, я сразу начала нуждаться в помощи. И как тут не начнёшь нуждаться, когда на тебя с разных уголков галереи сваливается такое количество визуальной информации. Мне нужен был принцип, логика того, как приступать к рассматриванию снимков. Я по привычке направилась по  принципу «слева-направо», надеясь, что это хоть как-то поможет. Только потом, когда закончилось погружение в такую разную фотографию,  стало понятно, что смотреть можно было начинать вообще с любой фотографии.

Как смотреть выставку…
Изучая  очередную стену, стало понятно: если эти снимки в каком-либо издании либо на сайте смотрятся как правильно понятная история с нужным контекстом и подходящим текстом, то в галерее этого не случилось. Здесь снимки-шедевры сами по себе перестали работать.
А ведь способов как заставить снимки играть на пространство и на зрителя, было достаточно. К примеру, расположить снимки по стране, по годам, по тематике. Такой, либо какой-то другой логики расположения фотографий на выставке не было.
Может быть, логика выставки не прослеживалась, от того, что авторы предоставляли свои работы самостоятельно. Изначально Сергей Плыткевич предложил принять участие в выставке 7-8 фоторепортёрам. Они должны были прислать примерно по 10 работ, из которых он смог бы отобрать снимки для выставки. Потом ещё написал у себя в Фейсбуке и на страничке БАЖа, чтобы все желающие репортёры тоже присылали свои работы. Вот они и присылали. И хоть отбор потом был, но, как мне кажется, это всё равно не помогло. Не особо помогли и Юрий Васильев и Виталий Ракович, которые оказывали помощь в размещении фотографий в пространстве галереи. Работа куратора заключается во многом в том, чтобы самому отбирать снимки, продумывать, как их лучше разместить в выставочном пространстве и как они будут создавать образ выставки в целом.
И вот, хаотично размещённые снимки начали мешать пониманию и приводить в чувство дискомфорта. Приведу несколько самых ярких примеров.
Накануне я услышала мнение одного фотографа про стену со снимками Драчёва о том, что там неэтично развешены снимки. И начиная осмотр, я почти сразу столкнулась с этой стеной. Надо сказать, что она на самом деле вызывает вопросы. Самый явный из них, зачем было размещать фото с собачками рядом с фотографиями сцен смерти? Я, конечно, понимаю, что это работы одного автора, но не понимаю, зачем так грубо их показывать. Какая в этом цельность? И правда, этично ли по отношению к зрителю так играть его эмоциями? 
Стена с фотографиями Виктора Драчёва 

  Здесь хотелось бы сказать, что, конечно, выставка фотожурналистики – это не пучок позитива, радости и шуток. Это прежде всего работа во время просмотра изображений, прочитывания подписей (об этом будет сказано ниже), и работа куратора, чья задача - организовать плавные переходы от одних сцен на фото к другим. Я чётко понимаю, что пришла смотреть не работы с одного конкурса. На таких конкурсных выставках чаще всего места фотографий определены местами, которые они заняли. В таком случае понятно смешение категорий, тем - так легче воспринимать результаты конкурса. «Документ и образ …» предполагалась  как полноценная экспозиция с определённым направлением, которая должна была показать нам какой-то срез в фотожурналистике (ведь так было объявлено в пресс-релизе, ни больше, ни меньше).
 Пытаюсь разобраться с выставкой, двигаюсь дальше. Вот смотрительница покинула зал, оставив меня в полном одиночестве среди многочисленных работ. Рассматриваю работу Марины Батюковой «Хочешь услышать – смотри!». Отлично сделанные снимки явно «выбиваются» на стене и «съедают» остальные работы, которые висят в округе. Не последнюю роль в этом играет большой формат (обычно я не против большого формата), который непонятно чем оправдан в данном месте.

История «Хочешь услышать – смотри»
 Марины Батюковой

 Но одно из самых ярких впечатлений, это стена с правой стороны зала, на которой расположены работы трёх авторов. Наверное, именно после просмотра фотографий на этой стене я почувствовала что-то вроде: ну, здравствуй, когнитивный диссонанс. В мою картину мира не смогли уложиться фотографии Сергея Грица из Ирака и Афганистана начало 2000-х, серия «Мама» из африканской Эфиопии Сергея Милюхина, фотографии Татьяны Зенькович со второго дня на Октябрьской в Минске после взрыва и фотография ребёнка в операционной, сделанная также Татьяной. После этого уже захотелось уходить, тем более, что и женщина-смотрительница торжественно объявила мне, что через 10 минут они закрывают зал.  

Слева –направо: часть серии «Мама» 
Сергея Милюхина фотографии Татьяны Зенькович

 Не найдя в себе ответа на вопрос, как эти фотографии могли оказать на одной стене, перевожу взгляд на следующую стену и понимаю, что меня всё ещё не отпускает  - там уже Барселона, поцелуй, счастье, одним словом, чёрно-белая стрит фотография (но к этому снимку я ещё вернусь). Моя психика не приспособлена к таким резким эмоциональным скачкам – это ещё раз подтверждается.
До сих пор я уделила внимание только белорусским репортёрам. Но это, прежде всего потому, что неподписанные работы зарубежных гостей анализировать тяжело. Конечно, есть имя автора и страна, но нет контекста, не понятно, почему вздымает руки старая бабушка на фотографии Гарека Аванесяна, а узнать это хочется. И так не только с этой фотографией. 

Фотография Гарека Аванесяна

 Подписи к фотографиям – ещё один большой и проблемный вопрос экспозиции. Очень важно, если выставка посвящена фотожурналистике, обращать внимание на текст, сопровождающий снимки. Иногда без них совсем не понятно, что происходит на фотографиях и какую журналистскую ценность фотография имеет вообще. (И не нужно говорить, что фотографии говорят сами за себя). На экспозиции  «Документ и образ…» некоторые снимки вообще подписаны только автором и годом. Или автором и страной. Или, самое интересное – автором и оригинальным названием снимка, что возвращает меня к стрит снимку из Барселоны. «Только ты и я, остальные в нерезкости» - так данная подпись вряд ли может быть подписью прессовой фотографии. Ещё один пример - название работы Рамиля Насибулина «Улыбка». Такая подпись  в прессой фотографии не смущала бы, если бы было написано где и когда, при каких условиях эта улыбка случилась.
«Только ты и я, остальные в нерезкости». Фото Ирины Дайнаковой


Подпись к фотографии Рамиля Насибулина 

































Ещё один момент, о котором нельзя умолчать – это намеренное смешение профессионалов и любителей. По-моему, это только усложнило и без того нелёгкую задачу, которая прописана в пресс-релизе - провести «большую выставку фоторепортеров». Ведь у любителей и репортёров обычно разные задачи. И замах на «первую международную фотовыставку репортёров» не будет оправдан просто потому, как отметил на форуме портала Zнята Сергей Михаленко, уже были люди, которые успешно справились с поставленными задачами раньше. Мне придётся с ним согласится, хотя бы потому, что это факт.
Смотрительница зала, уже одетая в объёмные зимние одежды спросила: «есть кто в зале?». «Я ещё здесь», - поторопилась я ответить, а то мало ли пришлось бы ночевать со всеми нахлынувшими на меня мыслями по поводу экспозиции. Мне было разрешено ещё раз пробежать по залу, потому что одного раза не хватило, и даже примоститься за столик и  записать пару-тройку мыслей.

Как всё же понимать выставку…
В целом, нужно отметить, что выставка получилась разбросанной, не помогающей понять смысл фотографий, не играющей на зрителя, не гармоничной. По мере просмотра постоянно навещало непонимание того, что показывается. Здесь количество не переросло в качество. Хотя, конечно, к самим работам, по отдельности, претензий нет. Смущает только то, что таких «отдельных» фотографий на экспозиции – процентов 80. Поэтому имеется очень важный вопрос: если есть отдельные снимки, то где же истории, проекты, без которых современная фотожурналистика просто не может существовать?
Есть и ещё один щекотливый вопрос, который меня волнует. Это наличие именно в данной конкретной выставке таких имён, как Вадим Качан, Виталий Ракович, Валерий Ведренко. Я отдаю дань уважения этим фотографам, но насколько тесно они связаны с фотожурналистикой и нужно ли их было включать в данную выставку? Хотя бы потому, также прямопропорционально на выставке не представлены такие представители белорусской фотожурналистики, как Сергей Брушко, Анатолий Клещук, Владимир Шарников, Виктор Стрелковский и другие не менее авторитетные представители профессии? Вопрос риторический по большей части, да и в таком бы случае выставка разрослась до ещё больших размеров. Но отсутствие прямого кураторского отбора приводит к таким казусам. Тогда можно поставить вопрос – здесь выставлены авторы, которые являются фоторепортёрами или авторы, у которых получались репортёрские снимки.

«Детские страхи»
Фотография Валерия Ведренко

 
















И, конечно, логичный вопрос, а где представители молодой современной белорусской фотожурналистики (не только агентские представители) – Александр Васюкович, Сергей Гудилин, Максим Сарычев, Александр Саенко, многих других.  Да, сами не подавались, но, повторюсь, если были поставлены задачи посмотреть, как развивается фотожурналистика, то их нужно было приглашать или искать альтернативных молодых авторов, открывать, таким образом, новые имена.
Мне бы, конечно, хотелось верить, что если авторы выставки и примутся организовывать ещё раз такую экспозицию, то будут учитывать свои ошибки. Читаю высказывание Сергея Плыткевича: «Наверное, главный наш минус – это то, что не все снимки оформлены. Но я думаю, что в следующем году все будет гораздо лучше: и журналисты отнесутся более серьезно к оформлению своих работ, и мы как организаторы тоже». Но, ведь пока журналисты сами будут оформлять свои работы, единой выставки с понятным посылом и простой концепцией мы опять не увидим. И причин объяснять даже не нужно.

Что в итоге…
После выставки остаётся чёткое чувство несоответствия идей и появляется много вопросов. Но они, может быть, и не возникли бы, если бы у организаторов было больше времени на подготовку. Делать такую выставку без хорошо продуманной концепции и идеи – неблагодарное дело. Авторам выставки нужно было найти какую-то «ниточку», которая провела бы зрителя с лёгкостью по залу и раскрыла бы фотографии, а самое главное – их содержание. А так, постоянно приходилось прыгать от войны до пейзажей. Единая картина не сложилась.
Мне кажется, принцип – лучше меньше, да лучше здесь бы сыграл на пользу.  Но, думаю, на один вопрос я всё-таки нашла ответ – почему не было в начале экспозиции никаких вводящих и поясняющих текстов. Авторы выставки и сами для себя не ответили на вопросы о том, что они хотели показать, какую именно пресс-фотографию. Не спас даже большой зал. Не спас многообещающий пресс-релиз. Я же, как зритель ушла с вопросом – а ведь ещё что-то говорилось об искусстве.

Автор текста и фотографий: Юлия Волчёк.

1 комментарий:

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...
 

Контакт

ehuphotoblog@gmail.com Rambler's Top100 Каталог TUT.BY

Трансляции

      

Просмотров за месяц