21 дек. 2010 г.

Ольга Сосновская. Особенности Polaroid как фотографической практики

 СТАТЬИ   СТУДЕНЧЕСКИЕ СТАТЬИ 

Polaroid – это вид фотографии, особенность которого состоит в технологии производства снимков, а именно в быстроте, «моментальности» этого процесса.

Эта технология была предложена  Эдвином Лендом  (Edwin Land), основателем Корпорации Polaroid, в 1948 году. И хотя с годами процесс получения фотографий претерпевал некоторые изменения, его основное качество сохранялось. Первые камеры использовали черно-белую катушечную пленку, фотографии с которой проявлялись внутри фотоаппарата, а фотограф должен был самостоятельно удалить слой негатива с фотографии. В 1963 году компания выпускает цветную пленку уже в пачках, и хотя фотограф все еще самостоятельно отделял негатив от позитива, полученные снимки проявлялись вне камеры. Наконец, в 1972 появляется первая полностью автоматизированная камера Polaroid SX-70. Теперь каждая карточка в кассете содержит в себе реагенты, и весь процесс получения изображения протекает автоматически: после нажатия спуска фотография выезжает из фотоаппарата и в течение нескольких минут полностью проявляется.

Хотя компания занималась производством также профессиональных фотоаппаратов, как выпущенная в 70-90-х годах серия, Polaroid в большей степени известен как простая в обращении любительская камера. Как правило, фотоаппараты допускали незначительную степень технического вмешательства фотографа, которое могло сводиться к контролю компенсации экспозиции или, в редких случаях, ручному фокусу. Большинство настроек, включая фокус и экспозицию, были автоматическими. В фотоаппараты также встроена пластиковая линза и вспышка. Все это обеспечивало достаточно низкое качество изображений. Распространению камеры способствовала также ее относительная дешевизна. Хотя стоимость первой камеры составляла 85 долларов, примерно $500 сегодня, модель 20 Swinger (1965–1970 гг.) продавалась уже по цене $20. Сегодня на Amazon стоимость камеры Polaroid варьируется от $35 до $70, а стоимость пленки - от $40. В Беларуси можно купить подержанную камеру за $5, а пленку, до того, как в 2008 году компания прекратила производство кассет, можно было купить за $15. Интересно, что стоимость пленки сопоставима, а иногда и превышает стоимость камеры. Кроме любительской съемки, камера использовалась различного рода профессионалами в качестве вспомогательного инструмента, где основным ее достоинством была скорость получения снимка: полиция документировала места преступления, профессиональные фотографы, к примеру, Хельмут Ньютон (Helmut Newton), использовали камеру для проверки освещения или общего вида композиции.

Но наибольшей популярностью Polaroid пользовался в сфере бытовой, любительской фотографии, где он служил созданию хроники памятных, значимых событий. Этой функции, кажется, способствует сам формат фотографий – квадратных или прямоугольных карточек с белой рамкой, широкое нижнее поле которой используются для подписи, указания даты, времени, названия события. Таким образом, создается своего рода каталог жизни. Конечно, любая фотография в принципе служит символическому сохранению, запечатлению конкретного момента, остановить течение времени. Но Polaroid особенно подходит для этого. Благодаря скорости получения изображения снимок как бы является частью мгновения, которое на нем запечатлено. Дистанция между часто импульсивным, спонтанным желанием сделать фотографию и непосредственно ее получением минимизирована. Это достигается как в силу того, что фотография возникает здесь и сейчас, так и в силу простоты настроек камеры. Таким образом, настроение ситуации не разрушается обдумыванием технической стороны фотографирования, выбором настроек, благодаря этому фотограф также не становится в позицию внешнюю по отношению к ситуации, он все еще участвует в событии. К тому же, снимки в силу низкого качества и технической ограниченности камеры как будто изначально не претендуют на художественную ценность, следовательно, фотографированию сопутствует простота, естественность, раскованность.

Технология Polaroid соответствует современному взгляду на мир как на набор потенциальных фотографий [4]. В подобной проекции большинство фотографий делается почти бессознательно, т.к. интерес к объектам часто мимолетен, он исчезает сразу после акта фотографирования. До того как фотография будет наконец напечатана, либо переписана на компьютер, она успевает потерять значимость. Полароидная же фотография, как отмечено выше, является частью запечатленного мгновения. Кроме того, Polaroid  стимулирует желание фотографирования из-за интереса к своей технологии, особенность которой заключена в возможности получить мгновенный результат, нетипичном формате фотографии, цветовых и формальных трансформациях, которые претерпевает реальность, причем фотографическая копия  может быть немедленно сопоставлена с действительностью.

Однако сегодня это достаточно дорогостоящая технология, особенно по сравнению с цифровыми камерами, что ставит под сомнение легкость и непринужденность производства большого числа снимков. Сегодня, как мне кажется, использование Polaroid практически полностью перешло в сферу искусства.

Профессиональные фотографы и раньше использовали Polaroid, и не только в качестве побочного средства. Сама корпорация привлекала различных профессионалов для консультации и тестирования своей продукции и оказывала им помощь в организации выставок. С 1960 компания начинает создание официальной Художественной коллекции Polaroid, которая сейчас включает более 20 000 фотографий. Среди фотографов были те, кто в создании своих работ, как Ансель Адамс (Ansel Adams), подходили к Polaroid также, как к любому другому профессиональному фотоаппарату. Доказывая, что он радикально не отличается от последних, и что с его помощью тоже можно создавать классические, живописные изображения. Другие, напротив, ценили уникальные технические свойства аппарата, в том числе его несовершенство и использовали Polaroid как самостоятельное средство, не стараясь копировать с его помощью другие технологии.

К примеру, репутация камеры как чего-то низкокачественного, дешевого, второсортного привлекала таких фотографов как Дэш Сноу (Dash Snow), который документировал свою жизнь, вращающуюся вокруг наркотиков, секса и насилия.

Энди Уорхол (Andy Warhol) также в огромных количествах фотографировал на Polaroid, используя возможность моментальной документации действительности, он вел что-то вроде визуального дневника. Его привлекало низкое качество снимков и то, как на них выходили люди. Он говорил, что камера никому не делает одолжения [5]. Техническое несовершенство камеры, ненатуральность изображенного как бы обнажало сделанность фотографии, подчеркивало ее техническую сторону. Это свойство органично вписывается в философию поп-арта с его стремлением обнажить технический прием.

Дэвид Хокни (David Hockney) использовал Polaroid для создания огромных коллажей из множества снимков, частей целого изображения.

Ульям Вегман (William Wegman), будучи однажды приглашен корпорацией для тестирования ее продукции, взял с собой свою собаку, и в итоге занялся созданием постановочных фотографий с участием собак. Здесь, на мой взгляд, обыгрывается «игрушечность», «несерьезность» камеры, т.е. ее техническое несовершенство. Снимки, сделанные Вегманом, напоминают игру. Существует также целая тенденция фотографирования игрушек. Связь Polaroid и игры, игрушечности, на мой взгляд, вполне закономерна, т.к. процесс возникновения изображения на снимке носит на себе оттенок магии, волшебства – изображение проступает на бумаге без вашего участия, и связанный с этим детский восторг.

Среди фотографий, претендующих как минимум на какую-либо эстетическую ценность, к самыми распространенными объектами съемки относится следующее. Во-первых, это снимки изолированных объектов, помещенных в центр снимка, или частей объектов и их сочетаний. На мой взгляд, в этом выражается идея Зигфрида Кракауэра (Siegfried Kracauer), который говорил о способности фотографии «поражать нас картинами реального мира в совершенно новых, прежде немыслимых измерениях» [2], а также по-новому увидеть привычную вещь через помещение ее на снимок. Сьюзан Зонтаг (Susan Sontag) также говорила о том, что   сам акт фотографирования придает объекту налет пафоса [4].

Другим частым объектом съемки становятся растения, в частности цветы, что позволяет подчеркнуть цветовое своеобразие снимков. Часто фотографируется объекты одной цветовой гаммы, таким образом, объектом съемки становится непосредственно цвет.

Polaroid часто обращается сам на себя, и объектом фотографирования становится либо сам фотоаппарат, либо фотографии, либо человек с фотоаппаратом. Это подтверждает, что акт фотографирования сам по себе является событием, нарушающим повседневность [4]. А акт фотографирования на Polaroid особенно заметен из-за массивности камеры, шума, с которым снимок выезжает из камеры – а некоторые модели камеры и вовсе были оснащены динамиком – и длительности процесса фотографирования, который включает в себя немедленную проявку и разглядывание снимка.

Казалось бы, Polaroid воплощает представление Базена о механичности процесса фотографической фиксации реальности: роль автора сводится лишь к выбору объекта съемки, построению кадра и нажатия на спуск, остальное камера делает самостоятельно [1]. Однако такая простота и демократичность технологии побуждает художников к различным внешним манипуляциям с изображением. Они могут включать воздействие температурой, перенесение изображения на другие материалы, рисование на поверхности фотографии, создание коллажей. Кроме того, активно используются непосредственно технические характеристики пленки и камеры, такие как интенсивность, неестественность цвета, его изменчивость под воздействием солнечного света, свойства просроченной пленки, в которой высыхающие химикаты неравномерно распространяются по снимку. Пик популярности таких манипуляций приходится на 70-е, как раз тогда, когда появляется первая дешевая и полностью автоматизированная камера.

Нужно отметить сходство некоторых таких фотографий с живописью. В частности, фотографии, демонстрирующие увлеченность фотографа формой предметов, отсылают к абстракционизму, а вследствие некоторых манипуляций, к примеру, воздействия горячей воды, снимки приобретают черты импрессионистских картин.

К живописи отсылает также формат фотографии, ее изначальная помещенность в рамку. Однако встает вопрос об активности фотографа как художника, т.к. все эти изображения в большей степени рождаются путем химических реакций, вмешательство же человека минимально. Процесс снятия эмульсии со снимка, к примеру, очень прост, и получение красивого изображения не требует от фотографа каких-либо значительных манипуляций.

Еще одно важное качество снимка – его уникальность, каждая фотография одновременно содержит в себе негатив и позитив и существует в единственном экземпляре. Можно ли сказать, что уникальность снимка означает возвращение ауры в понимании Вальтера Беньямина (Walter Benjamin), которая была утрачена в эпоху тиражируемости произведения искусства [3]? На мой взгляд, одного этого качества для подобного утверждения недостаточно. Во-первых, снимок все еще подлежит тиражированию по средством ксерокопии, фотографирования и сканирования. Кроме того, в понятие ауры применительно к фотографии входят и другие качества, такие как ощущение дали и здесь и сейчас произведения. Если можно сказать, что полароидный снимок все же обладает здесь и сейчас, т.к. он, как уже отмечалось, практически является частью запечатленного момента, то что касается ощущения дали? Если сегодня для человека характерно навязчивое стремление присвоить окружающую действительность посредством фотографирования [4], и Polaroid, который является доступной в техническом и материальном отношении камерой, служит и стимулирует это стремление, то он как раз противостоит ощущению дали, будучи направлен на присвоение объектов. Возможно, проводя параллель с колотипом и его неясностью изображения, который, по мнению Беньямина, еще обладал аурой, об ощущении дали можно говорить лишь в случае нечетких, выцветших изображений, полученных благодаря просроченной пленке. Однако это свойство фотографий является побочным, случайным, их недостатком. Кроме того, в противоположность колотипу, долгота выдержки которого помогала выстраивать особые отношения между моделью и камерой, Polaroid – это моментальная фотография, процесс съемки здесь ускорен во много раз. Таким образом, на мой взгляд, Polaroid – это скорее симуляция ауры. И на фоне подлинной живописи снимки, подражающие ей, выглядят не более, чем пластиковой копией.

Polaroid можно охарактеризовать как технологию, постулирующую непостоянность, мимолетность действительности. Быстрота  получения снимков позволяет увидеть, насколько изменился предыдущий заснятый момент. Кроме того, сами изображения крайне уязвимы и подвержены изменениям: в кассетах садятся батарейки, что делает пленку нефункциональной, под воздействием солнечного света изображение с течением времени блекнет, а отсутствие негатива делает невозможным восстановление снимка при его утрате или разрушении. Это также технология, утверждающая фрагментированность, разрозненность современного мира. Как утверждает Сьюзан Зонтаг, фотография представляет собой взгляд на реальность как на бесконечное множество мелких, несвязанных друг с другом элементов [4]. Воплощением этого принципа могут стать снимки Дэвида Хокни, которые представляют собой мозаики из множества полароидных снимков, каждый из которых, по сути, является самостоятельным объектом, произведением. Изначальное помещение каждого снимка в рамку как бы акцентирует эту обособленность фрагментов материально мира.

Мне кажется, существует некоторое различие между прошлым и современным значением Polaroid. Если раньше это был любительский фотоаппарат низкого качества, с неизменным налетом бытового, повседневного, любительского, то сейчас это винтажная камера, в своем роде символизирующая целую эпоху. И если ранее она скорее принижала пафос, значимость фотографируемых событий и объектов (если мы говорим не о бытовой фотографии, а скорее о сфере искусства), здесь можно вспомнить снимки Хельмута Ньютона, то теперь, напротив, повседневность, сфотографированная на Polaroid приобретает оттенок художественности, эстетичности, и здесь справедливо высказывание Зонтаг о том, что сам факт фотографирования наделяет объект художественным измерением. Все объекты потенциально становятся объектами восхищения [4].


Библиография

1. Базен А. Что такое кино? / Пер. с фр. В. Божович, И. Эпштейн. – М.: Искусство, 1972.
2. Кракауэр  З. Природа фильма: реабилитация физической реальности / сокращенный пер. с англ. Д.Ф. Соколовой. – М.: Искусство, 1974.
3. Беньямин В. Произведение искусства в эпоху его технической воспроизводимости. Избранные эссе. – М.: Медиум, 1996. С. 66-91.
4. Sontag S. On Photography. – London: Penguin Books, 1977.
5. Jones J. Gone in a flash.

0 коммент.:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...
 

Контакт

ehuphotoblog@gmail.com Rambler's Top100 Каталог TUT.BY

Трансляции

      

Просмотров за месяц