27 янв. 2012 г.

Любовь Мейсак. Фотография Виктора Бутры

 ИСТОРИЯ ОДНОЙ ФОТОГРАФИИ   СТУДЕНЧЕСКИЕ СТАТЬИ 

Виктор Бутра. Трагический исход. 1972


«Я после вашей фотографии буду больше любить свою дочь» [1]

Эту фотографию я впервые увидела в интернете, совсем недавно, когда искала снимок для анализа. Изображение мертвого ребенка вряд ли можно назвать «любимым», я не сразу решилась выбрать этот снимок. Фотография слишком прямолинейна, беспристрастна, на секунду мне показалось, что даже равнодушна к запечатленному на ней. Такой эффект создает взгляд сверху, фотограф не вмешивался, он отстраненно созерцал.

Сам Виктор Бутра не выставлял фотографию 32 года – не мог к ней долго привыкнуть, найти «правильное отношение». Он говорит, что не представляет, как показывать эту работу и можно ли вообще ее показывать. «Вот парадокс: работа есть, работа фантастическая по всем показателям. И в то же время, она настолько откровенна, что все внутри сжимается, когда представляется, что она будет висеть в ряду других работ, которые можно спокойно оценивать. Она вышибает тебя из общего ряда» [1].

Фотография относится к выставочному проекту «Простые сюжеты», которые, по словам Евгения Козюли, «не такие уж и простые»: «В них есть философия и психология, острота видения и чувство сопереживания» [2]. Пожалуй, это один из самых знаменитых циклов фотографий, отличающихся репортажностью, отстраненностью автора. Снимки разные – девочки на качелях («Летние каникулы»), стоматолог вырывает зуб («Вдохновение дантиста»), загорающая женщина («Пляж»). Изображенное не ново, с «простыми сюжетами» многие сталкиваются хотя бы раз в жизни, но мало кто задумывается об их значении, пытается мысленно вернуться к увиденному. Просматривая другие фотографии из этого проекта, я точно поняла, почему выделила для себя именно «Трагический исход». Ничего даже отдаленно похожего на эту фотографию в проекте больше нет. Фотография выбивается тем, что трогает болезненно. Ее не хочется рассматривать, но от нее невозможно оторвать взгляд, не рассмотрев до конца.

Виктор Бутра никогда не хотел быть профессиональным фотографом, но еще в школьные годы, проведенные в Риге, его тянуло к съемке. А потом в 1961 году ему попался чешский журнал «Фотографии» и что-то перевернулось. Виктор говорит, что после тех 20-30 минут, когда листал журнал, стал смотреть на вещи по-другому. Он стал думать, как бы снял окружающий мир.

Член Народного фотоклуба «Минск», сам Бутра считает себя в первую очередь врачом, потом уже фотографом. Его работы называют «психологической фотографией», «философской фотографией », во многих из его работ присутствует картье-брессоновский «решающий момент». Однако они малоизвестны, творчество Виктора редко появляется на выставках. Он и сам не особо стремится к этому, признаваясь: «Некоторые вещи я снимал, предполагая, что никогда это показать не могу. Есть такие кадры, которые я и напечатать не могу» [1].

Жанр этого снимка я для себя определила как портрет. Портрет понимаю как то, что отражает душу, рассказывает нам что-то личное о человеке. Я вижу в этой фотографии хрупкую девочку, которая не хотела умирать, не думала, что умрет. Поместив девочку на край снимка, автор подчеркивает беззащитность маленького тела в амфитеатре. Ребенка, лежавшего на столе, хочется укрыть от других взглядов. Глаза ребенка открыты, голова неестественно повернута, тело безвольно находится в позе, которую сформировали чьи-то руки. Фотография просит нашего участия, и в этом заключается для меня портрет.

На восприятие снимка повлиял и контекст – Трагический исход я видела только в интернете, в том формате, который приложила к работе. Во-первых, я не могу как следует разглядеть фотографию, у меня есть вопросы к деталям: что с правой ногой девочки, что у нее на груди. Однако я до сих пор не уверена, хочу ли я получить ответы. Я боюсь, что увидев снимок в высоком качестве, не смогу выбросить его из головы никогда. Во-вторых, наряду с этой фотографий я смогла просмотреть другие работы Виктора Бутры. Ничего подобного по тематике, по несущим эмоциям на Трагический исход среди них нет. Работа уникальна, и поэтому особенно ценна.

Фотография черно-белая. Я не могу сказать, на какую камеру снимал фотограф, это не столь важно. Важна история, как снимок был сделан. Эту историю Виктор рассказал в интервью Валерию Ведренко.

«Дело в том, что я вскрывал эту девочку с группой студентов и врачей. Все ряды амфитеатра были заполнены медиками. И вот мы вечером легли спать в общежитии. Было уже ближе к 11 ночи. И я думаю, а вдруг она там лежит... и картинка встала перед глазами. Что надо снимать с верхней точки. И это будет выглядеть вот так. Я взял технику и отправился ночью в этот корпус. Прихожу – тишина, чернота. Включил свет – лежит. Я забираюсь повыше и смотрю - да, такая картинка и получается, как представлял. Прижал фотоаппарат к чему-то. Длинная выдержка. Потом спустился вниз и думаю – на всякий случай еще с нижней точки. Секционный стол и тело. Меня колотило просто. Сейчас тоже близкое к этому состояние. Но там… Постоянное ощущение мороза по коже вдоль позвоночника. И дрожь…» [1].

Фотография вызвала много споров. Зиновий Шегельман сразу назвал работу блестящей. Женщина на выставке призналась фотографу, что после этого снимка еще больше будет любить свою дочь. Но кто-то так и не смог найти искусство в работе, документирующую смерть. Важно то, что работа не оставляет равнодушной, хоть вызываемые ей чувства зачастую противоречивы. На форуме, где обсуждалась эта фотография, я нашла интересную мысль: «Но я не могу избавиться от чувства какой-то неловкости, что меня заставляют смотреть на то, что я видеть не должен. Сложные чувства. .... И желания возвращаться к этой фотографии у меня нет, а вот это уже проблема художника. Словом, право быть у такой работы, разумеется, есть. А вот права висеть на стенке – нет» [3]. На мой взгляд, не все создается для того, чтобы «висеть на стенке», фотография смерти не должна быть красивой, то, что приносит страдания, не может доставлять эстетическое удовольствие. Тогда нужно ли снимать, а затем показывать смерть?
Относительно этого снимка мне близка позиция Валерия Лобко, который считал, что Виктор имел право это снять. Фотография девочки не была «эксплуатацией острого сюжета» [4]. Будучи патологоанатом по профессии, Бутра привык сталкиваться со смертью, имел о ней свое представление, которым мог поделиться. Он точно знал, что «жизнь не из одних роз состоит» [3].

Текст: Любовь Мейсак,
студентка программы Массовые коммуникации и журналистика, Департамент медиа


Примечания:

1 Сказала одна молодая дама Виктору Бутра после того, как увидела снимок.
Ведренко В., Анатомический театр Виктора Бутры

2 Козюля Е., Простые сюжеты. Выставка фотографий Викторы Бутры

3 Форум ZНЯТА. Встреча с легендой

4 Виктор Бутра боялся, что фотографию могут воспринять именно так.
Ведренко В., Анатомический театр Виктора Бутры


Ссылки по теме:

О рубрике  ИСТОРИЯ ОДНОЙ ФОТОГРАФИИ 
Виктор Бутра на Photoscope.by

0 коммент.:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...
 

Контакт

ehuphotoblog@gmail.com Rambler's Top100 Каталог TUT.BY

Трансляции

      

Просмотров за месяц